Интервью

Генерал Кэтэлин Томеску, бывший командующий Многонационального корпуса НАТО «Северо-Восток»: Украине нужно 500 танков для победы

Генерал Кэтэлин Томеску, бывший командующий Многонационального корпуса НАТО «Северо-Восток»: Украине нужно 500 танков для победы

Susține jurnalismul independent

Танки не могут выиграть войну сами по себе, но если они есть в достаточном количестве и использованы в сочетании с другими видами вооружения, они могут обеспечить успех наступательных действий, заявил генерал-лейтенант запаса Кэтэлин Томицэ Томеску, офицер-танкист и бывший командующий Многонационального корпуса «Северо-Восток», в интервью для Veridica в контексте обсуждения поставок западных боевых танков в Украину и российских и украинских наступлений в первой половине этого года.

Бывший командующий НАТО считает, что для победы в войне Украине потребуются две полностью укомплектованные механизированные дивизии. Это позволило бы им освободить территории, захваченные Россией, за исключением Крымского полуострова, который легко защитить и трудно завоевать.

С другой стороны, генерал-лейтенант Томеску предупреждает, что преимущество России в том, что ее людские и материальные ресурсы превосходят ресурсы Украины, а также в том, что ее руководство безразлично к огромным потерям, которые они несут на фронте, потерям, которые были бы неприемлемыми в государстве НАТО.

На вопрос Veridica, сможет ли Румыния выдержать гипотетическую конфронтацию с Россией, генерал Томеску сказал, что при таком сценарии ответ НАТО будет «сокрушительным», и российские генералы это знают.

Не только танки решают победителя в войне

Veridica: На фоне дискуссий о поставках танков в Украину создалось впечатление, что это будет какое-то чудо-оружие, которое может помочь Киеву выиграть войну. Однако огромные танковые силы не помогли России победить в начале войны, когда их остановили противотанковые средства, такие как «Джавелины». Почему для украинцев должно быть иначе?

Кэтэлин Томеску: Танки не могут играть решающую роль в большой экономике войны, потому что только их недостаточно. Для того, чтобы президент Владимир Зеленский и украинский народ преуспели и достигли своих целей, с моей точки зрения, есть три больших требования. Первое: воздушные и противовоздушные средства отражения атак авиации Российской Федерации. Многие из их были получены, но недостатки все же есть, так как они сбивают около половины запущенных против них ракет ежедневно.

Вторым требованием было бы запретить действия ВМФ в Черном море и особенно возможность высадки десанта в Одессе, ибо это было бы очень опасно, означало бы открытие еще одного фронта на юге, как и планировалось в марте прошлого года. Это было бы катастрофой, потому что означало бы очередную передислокацию украинских сил, уже изрядно истощенных за год войны.

Третьим требованием было бы наличие в их распоряжении бронетанковых сил и средств, танков и БМП, с помощью которых можно было бы проводить наступательные оборонительные мероприятия или даже переходить в наступление там, где российские силы занимают оборону.

Почему бронемашины важны? Во-первых, на данном этапе только для того, чтобы защитить себя. Мы даже не обсуждаем наступательную операцию по выводу войск РФ с подконтрольных им территорий и возврат к границам 2014 года. В ситуации, если бы они получили те три сотни западных танков, сколько в определенный момент заявлял Киев, что ему необходимы, тогда возможно было бы проводить наступательные ответные действия, которыми он может достичь своей цели по изгнанию российских войск с территорий 4-х присоединенных осенью областей. Крым, на мой взгляд, не может быть завоеван по той простой причине, что он отделен от остальной Украины крайне узкой полосой земли, которая с противотанковыми дамбами, минами и другими средствами «огненного завеса» в эффективным сочетании, может быть эффективно защищена российскими силами. Украинская армия может только бомбить Крым. Действия по наземному захвату приведут к огромным потерям, которые я не думаю, что она может себе позволить, учитывая, что им нужно отбить 4 провинции на восточной границе.

Veridica: В то время как Украина заявила, что для победы в войне ей потребуется около 300 танков, Запад до сих пор обещает от 100 до 200 современных танков, которые прибудут в марте-апреле.

Кэтэлин Томеску: ...а американские еще позже...

Veridica: Достаточно ли 100-200 танков?

Кэтэлин Томеску: Только в одном направлении, например, в районе Донбасса. Их невозможно растянуть по всему фронту, продолжительность которого от Крыма до Харькова более 400 километров. Ну что делать со 100-200 танками на фронте в 400 километров, это слишком мало!

Но можно заметить каким является основное направление наступления противника, наступления Российской Федерации, и сосредоточить их там, но не на передовой. Танки используются группами, а не по отдельности. Их надо держать сгруппированными в глубине обороны, замаскированными, чтобы их не видели, не могли заметить, не могли поразить их, а когда регулярным силам на линии соприкосновения удается остановить противника на линии, затем переходить в контрнаступление и приступать к отбою территорий.

Украина должна использовать танки НАТО в сочетании с БМП

Veridica: Почему так упорно настаивается на том, что западные танки превосходят танки российского производства, если и русские разрабатывали свои танки для борьбы с западными, и наоборот?

Кэтэлин Томеску: Верно. Например, танк «Leopard-1» был танком, который должен был сражаться с «Т-62» и «Т-72» в 75-80-х годах. Российские силы имеют теперь «T-14 Армата», очень хороший танк. Проблема в том, что после того, как двое из них были поражены «Джавелинами», они вывели их из боязни потерять больше...

Veridica: Да, но их и производили в небольшом количестве...

Кэтэин Томеску: Насколько я знаю, у них всего два полка, потому что этот танк рекламировали на всевозможных военно-технических выставках, и они фактически сделали его, чтобы продавать его, как они сделали с «Су-57», чтобы заработать деньги на оборонной промышленность.

Veridica: А «Т-90»?

Кэтэлин Томеску: Ну, «Т-90» столь же эффективен, за исключением того, что его тоже не очень часто брали на фронт. Они использовали модернизированные «Т-72», ​​вариант 2, в основном для борьбы с украинскими танками. В ситуации, когда будут получены «Abrams» и «Leopard 2», речь идет о танках, превосходящих «Т-72», ​​они даже выше «Т-80» и «Т-90», находясь на уровне модели «Т 14», это может изменить ситуацию в пользу украинских сил.

Проблема, которую мало кто осознает, заключается в том, что важен не только сам танк, но и подготовка экипажа, которая необходима для танков. Недостаточно хотеть иметь такую машину, надо на ней тренироваться, потому что это другая технология. Нравится нам это или нет, но у украинцев были советские средства, это известная им технология, та, которая происходит из пространства РФ или бывшего СССР. Западные технологии другие. Система огня другая, система наведения на цель, управление огнем другие, техническое обслуживание другое…. К этому новому снаряжению нужно время, чтобы привыкнуть, потому что иначе не будет возможности эффективно сражаться.

Veridica: Помимо этих различных технических характеристик, режим эксплуатации танков также отличается в НАТО от России, и в любом случае они сейчас не используются, насколько я знаю, эти массивные танковые подразделения, предпочитаются более маленькие, гибкие и смешанные единицы.

Кэтэлин Томеску: Мы должны видеть танки в тандеме с боевой машиной пехоты, поэтому американцы направляют им «Bradley» и «Stryker», потому что они работают интегрированно. Советская доктрина говорит о том, что фиксируется фронт с пехотной структурой и устанавливается линия соприкосновения, выясняется, где силен противник и т. д., после чего, когда созданы необходимые условия, переходят к контратаке или наступлению с движения с танком, заходят с тыла, разворачиваются на каких-то промежуточных элементах начиная с 60 километров до линии фронта, после чего идут сосредоточенно на участке местности, на котором прорвана оборона, после чего маневрируют вправо, влево или вперед, в зависимости от цели и миссии.

Украина, которая сейчас находится в оборонной позиции, не должна выводить свои танки на передовую, ей приходится бороться с российскими танками при помощи «Джавелинов» и противотанковыми средствами. Танки должны быть им полезны, максимально используя свою маневренность, огневую мощь и подвижность. Таким образом, когда удается остановить российские силы и информация говорит о том, что у них больше нет резервов для поддержки линии фронта, тогда следует переходить на контрнаступление и выходить до границы.

Войны все еще можно выиграть с помощью атак человеческих волн, если потери не имеют значения

Veridica: С передовой поступают сообщения о том, что русские атакуют человеческими волнами, как это было во Второй мировой войне, как это делали китайцы в Корейской войне, иранцы в войне, которую их страна проиграла с Ираком, и т.д. Можно ли по-прежнему выигрывать войны с помощью этой стратегии с большими потерями, используемой против современных армий?

Кэтэлин Томеску: Для нормальной и цивилизованной страны нельзя сказать, что если потеряны жизни 150 000 человек за 3 месяца войны, это хорошо. Вы можете себе представить, если бы что-то подобное случилось со страной НАТО, такой как Франция, Великобритания или Соединенные Штаты, это было бы колоссальной катастрофой. К примеру, вы помните первую войну в Персидском заливе? Буря в пустыне? 454 000 военнослужащих были задействованы для борьбы с иракской армией, похожей на украинскую. Потребовалось 42 дня воздушных бомбардировок, 4 дня наземных маневров, чтобы вывести иракцев из Кувейта, и из 454 000 солдат у них погибло 196 человек. 196. Точка. А в этой войне уже был превышен порог в сто тысяч и с одной, и с другой стороны. Проблема в том, что в сознании россиян это не имеет значения. Вы видели это и в группе Вагнера - правильно, они заключенные, у них нет боевой этики, у них нет процедур - но и в регулярной армии. Нельзя просто так посылать, пушечное мясо - мы говорим на этичном и моральном уровне 21 века. Но проблема в том, что они применяют эту тактику прихода волнами.

Veridica: Но помимо этических соображений человеческие ресурсы также ограничены. Может ли война быть выиграна в военном отношении нападениями человеческой волны?

Кэтэлин Томеску: Это возможно, когда речь идет о нападении Российской Федерации на Украину. Украина, вероятно, все еще имеет в стране от 25 до 30 миллионов человек, она еще может мобилизовать солдат. Учтите, что в Российской Федерации проживает около 140 миллионов человек. В частичной мобилизации участвовало около 330 000 солдат. Писалось также, что без большого усилия Россия в итоге мобилизует около полутора миллионов человек. Подумайте, что Россия может привлечь еще полтора миллиона, которые Украина не сможет привлечь после года войны. Вот в чем проблема. Именно поэтому их устраивает война на истощение, в которой они атакуют бомбами, ракетами и бомбят инфраструктуру. Повезло, что до сих пор не было суровой зимы, так как, в противном случае последствия этих действий и этих ударов были гораздо более серьезными для гражданского населения, не обязательно для военных, потому что они все равно воюют, это касается населения и я имею в виду женщин, детей, пожилых людей и так далее. Так что толпа имеет для них значение.

Во-вторых, давайте рассмотрим вариант, при котором украинцы получат 300 танков. Я видел анализ, что только танков «Т-72», ​​вариантов 1,2 и 3, у русских 10 200, из них 6 000 оперативных. Думаю, они могут взять 2000 таких и бросить их в бой. Ну и что делать со своими 300? Допустим, танк западного производства уничтожил 4 русских, значит уничтожено 1200 и осталось еще 800 русских. В заключение, большая беда в том, что у РФ есть возможности и всегда есть копилка, из которой они могут взять и людей, и технику, а Украина таких резервов не имеет и их нельзя поддержать войсками НАТО, потому что они не члены Североатлантического альянса, а лозунг Североатлантического договора гласит: «Мы не вмешиваемся, если на нас не нападают» — и я убежден, что Россия не совершит этой ошибки, — и мы поддерживаем их, насколько это возможно. Украину поддержали «Джавелинами» с беспилотниками, поддержали многими зенитными комплексами, артиллерийскими средствами - не забудьте «HIMARS» - я про то что можно было сделать. Проблема в том, что сила, идущая на вас, все еще имеет ресурсы, даже если силы не супер-технологичны. Так что ответ на ваш вопрос — да, вы все еще можете выиграть войну 21-го века, основываясь только на цифрах.

Для победы в войне Украине нужно 500 танков при поддержке бронетехники и авиации

Veridica: Как вы сейчас оцениваете ситуацию на фронте и каковы, на ваш взгляд, наиболее вероятные сценарии на ближайшие месяцы?

Кэтэлин Томеску: Российская Федерация перешла к контактному наступлению, и по мере готовности к бою 200 тысяч, которые еще находятся на учениях, также перейдут на развитие наступательных действий из движения. Я думаю, что их стратегическая цель — захватить четыре области, присоединенные провинции, чтобы выйти на их западную границу. Потому что если мы посмотрим на карту, где видна линия фронта, мы увидим, что эти регионы Путин объявил своими, но он не контролирует ни один из них. С этим весенним наступлением, которое началось раньше, просто чтобы не дать украинским войскам времени подготовиться с бронетехникой, которая поступает из западных стран, не дать им время использовать ее, а затем добраться туда первыми, чтобы обезопасить эти четыре провинции. Оказавшись в безопасности, я думаю, они перейдут к оборонительной, стратегической позиции, имея сильные позиции на поле боя. Они подготовятся, защитятся и скажут: «Мы готовы вести переговоры с этого момента. С тем, что есть сейчас, у них нет сил для проведения наступательных действий по завоеванию всей Украины.

Украинцы, как говорит их президент, не отказываются от идеи вывода войск РФ из всех четырех областей плюс Крым и возвращения к границам 2014 года. С моей точки зрения, и я говорю здесь как военный, тут надо не от души говорить и я хочу, чтобы это дело было хорошо понято, я не желаю украинцам зла, но проблема в том, что с тем, что они имеют в своем распоряжении сейчас, будет очень сложно вывезти российские силы из страны, из всех четырех областей плюс Крым. Крым, по крайней мере, очень сложный.

Veridica: Но что нужно Украине, чтобы выиграть эту войну?

Кэтэлин Томеску: Во-первых, для вывести российские войска нужны бронетанковые средства, но намного больше 300. Вероятно, потребовалось бы около двух полностью оснащенных механизированных дивизий. То есть в личном составе около 40000 человек, а в качестве боевых структур должно быть 4 танковые бригады, значит около 500 танков, а боевых средств пехоты значит еще больше, так что где-то больше тысячи. Но этого мало потому, что для успеха наземной операции нужна вертолетная поддержка, тут речь идет о танково-вертолетном биноме, и авиации, чтобы бомбить в глубине обороны, в глубине противника, в глубине войск РФ.

Если бы Россия напала на Румынию, ответ НАТО был бы сокрушительным

Veridica: Война в Украине вызвала обеспокоенность по поводу российской агрессии во многих государствах региона, и многие из них переоценили свои возможности защитить себя в этом контексте. Как вы думаете, как обстоял дела с Румынией? Готова ли она столкнуться с конфронтацией только с теми силами, которые в настоящее время находятся на ее территории? Каковы ее сильные стороны?

Кэтэлин Томеску: Нападение на страну НАТО приведет к применению статьи 5 Североатлантического договора, которую главы государств и правительств активируют после уведомления страны, подвергшейся нападению. Планы, уже имеющиеся для каждой страны и приграничного региона, должны быть применены.

Ответ будет сокрушительным за возможности, продемонстрированные до сих пор Россией в технике, армии и авиации, и они это знают. Российские генералы никогда не рекомендовали бы нападение на страну НАТО.

Если бы все же это произошло, то страна перешла бы в оборонительную позицию на своей территории, но помимо этого вся авиация НАТО вышла бы на войну с Российской Федерацией, а речь идет о ВВС, которые мог ударить где угодно от Владивостока до Калининграда. При этом сухопутные силы НАТО будут переброшены в атакуемую страну.

Россия может нанести внезапный удар только с помощью ракет, наземная атака не может быть осуществлена ​​из-за современных технологий, спутников, самолетов ДРЛО, каждый из которых контролирует территорию в 310 000 квадратных километров, площадь Румынии и Болгарии вместе взятых. Для нападения на суше нужны значительные силы, и НАТО будет знать заранее, как это было, когда Россия готовила войну против Украины.

Даже без активации Статьи 5 командующий войсками НАТО в Европе, SACEUR (Верховный главнокомандующий союзными войсками в Европе), может развернуть силы любого рода, когда заметит, что Россия тоже начинает это делать. В заключение хотел бы сказать, что, во-первых, наш большой шанс в обеспечении государственной независимости заключается в том, что мы являемся членами НАТО, а во-вторых, я надеюсь, что лидеры стран, вовлеченных в конфликт, вместе с глобальными игроками найдут дипломатический способ положить конец этому чрезвычайно кровавому конфликту, прежде чем он дойдет до ситуаций с непредсказуемым исходом.

EBOOK> Razboi si propaganda: O cronologie a conflictului ruso-ucrainean

EBOOK>Razboiul lui Putin cu lumea libera: Propaganda, dezinformare, fake news

Кэтэлин Гомбош

Кэтэлин Гомбош




Подпишитесь на нас в Google News

1 минуты чтения
Грузия в 2024 году: между сближением с ЕС и внутренней борьбой за власть
Грузия в 2024 году: между сближением с ЕС и внутренней борьбой за власть

Грузия получила статус страны-кандидата в ЕС в конце 2023 года, но ей необходимо провести ряд реформ, прежде чем начнутся переговоры. Решение Европейского совета было принято после сложного года, когда правящая «Грузинская мечта» столкнулась с критикой со стороны Запада и внутренними беспорядками в связи с тем, что ее политика воспринималась как пророссийская и авторитарная. Veridica поговорила с соучредителем Грузинского Центра Стратегического Анализа (GSAC), бывшим послом Грузии в России Валерием Чечелашвили о том, как события 2023 года могут повлиять на будущее Грузии, учитывая, что 2024 год – это год выборов.

Диана Шанава
Диана Шанава
10 Jan 2024
Майя Санду в интервью Veridica: нам удалось избавиться от российского шантажа
Майя Санду в интервью Veridica: нам удалось избавиться от российского шантажа

Республика Молдова вступит в ЕС к 2030 году, считает президент Майя Санду. В эксклюзивном интервью Майя Санду также рассказала о давлении России на Молдову, своем решении баллотироваться на второй срок, войне в Украине и важности поддержки Киева.

Мариан Войку
Мариан Войку
27 Dec 2023
Нагорно-карабахская война - прелюдия к уходу России с Южного Кавказа?
Нагорно-карабахская война - прелюдия к уходу России с Южного Кавказа?

Отделение Нагорно-Карабахской республики стало самым значительным изменением на Южном Кавказе с тех пор, как Турция (вновь) стала силой в регионе. За ним могут последовать и другие.

Диана Шанава
Диана Шанава
19 Oct 2023
ИНТЕРВЬЮ: Дезинформация России в ее балтийской «сфере влияния»
ИНТЕРВЬЮ: Дезинформация России в ее балтийской «сфере влияния»

Страны Балтии являются объектом российской дезинформации, которая использует как нарративы, запущенны до войны в Украине, так и более новые.

Каспарс Германис
Каспарс Германис
28 Sep 2023