2024: Год «Великой Перезагрузки»?

Местные выборы в Турции. Поворотный момент?

Сторонники мэра Стамбула Экрема Имамоглу празднуют после закрытия избирательных участков на местных выборах в Стамбуле, Турция, 31 марта 2024 года.
© EPA-EFE/ERDEM SAHIN   |   Сторонники мэра Стамбула Экрема Имамоглу празднуют после закрытия избирательных участков на местных выборах в Стамбуле, Турция, 31 марта 2024 года.

Susține jurnalismul independent

Исламистская Партия справедливости и развития (ПСР) президента Реджепа Тайипа Эрдогана потерпела сокрушительное поражение на местных выборах. Грядет ли в Турции «перезагрузка» и конец эры Эрдогана?

ПСР испытывает давление со всех сторон. Поражения на выборах от светской оппозиции, прокурдской партии, бывших союзников-ультранационалистов и новой исламистской партии

В этот глобальный год «супервыборов» вырисовывающееся большинство в Турции уже наслаждается победой оппозиции на местных выборах, состоявшихся в воскресенье 31 марта 2024 года.

Кадры с турецкого телевидения, транслируемые также в интернете, говорят сами за себя. В воскресенье вечером, после объявления первых предварительных результатов, на центральных улицах многих городов, от Стамбула, Анкары и Измира до Адыямана, Артвина и Ардахана на дальнем востоке страны, мы видели ликующие толпы людей.

Партия справедливости и развития (ПСР) президента Эрдогана потерпела поражение во многих избирательных округах, где на последних выборах в 2019 году она одержала победу в борьбе за кресла мэров и местные советы. Несколько партий воспользовались поражением ПСР на выборах. Среди них выделяется основная оппозиционная сила – Республиканская народная партия (НРП), которая, похоже, даже опережает ПСР на 2-3 процента. К этому важному моменту я еще вернусь.

Три другие партии значительно отстают от НРП и ПСР. Новая прокурдская Партия народного равенства и демократии (ПНРД), как и ее предшественники, победила на местных выборах на юго-востоке страны. Бывшие союзники ПСР, ультранационалистическая Партия националистического движения (ПНД), зафиксировали резкое падение по результатам голосования, но, согласно частичным результатам после подсчета 99 % голосов, им также удалось победить в восьми провинциях. Сюрприз, однако, преподнесла Новая партия благоденствия (НПБ), которая притязает на роль продолжателя исламистско-националистической идеологии Неджметтина Эрбакана и его Партии благоденствия, возглавлявшей коалиционное правительство в середине 1990-х годов. Бином Эрдоган-ПСР высокомерно обошелся с этой НПБ, которая отказалась от союза с правящей партией и выиграла местные выборы в консервативных провинциях Йозгат и Этанлыурфа. Все эти успехи привели к провалу ПСР и Эрдогана.

Светские республиканцы – главные победители выборов. Почему Стамбул так важен

Турецкие и международные СМИ сосредоточены, пожалуй, слишком сильно, на победе главной оппозиционной партии, НРП, над ПСР. Небольшая разница в один процент голосов по стране уже не имеет значения, и информационные агентства настаивают на победе как таковой, которую они расценивают как первую для оппозиции за 22 года пребывания у власти консервативно-исламистского правительства. Однако это восприятие довольно ошибочно. Бином Эрдоган-ПСР потерпел уже неудачу 7 июня 2015 года, когда ему не удалось получить большинство на парламентских выборах. Отказавшись формировать правительство с оппозицией, президент Эрдоган назначил новые выборы на 1 ноября 2015 года. А в августе он прервал контакты правительства с РПК в рамках серии мирных переговоров, начавшихся в 2009 году. Результатом стало возобновление конфликта и подчинение всей политической повестки страны логике агрессивного национализма. Неудивительно, что ультранационалистический дискурс альянса ПСР-ПНД вернул ему большинство на выборах 1 ноября 2015 года, попросту заглушив предвыборные дебаты антикурдской и антизападной тематикой. Только после этого начались плохие результаты внутренней и внешней политики на фоне углубляющегося экономического и социального кризиса. Именно на этом фоне стала возможной двойная победа Имамоглу в Стамбуле в 2019 году, двойная потому, что Анкара потребовала повторить выборы. Таким образом, этот политик уже в третий раз одерживает победу над режимом Эрдогана и ПСР. Стамбул имеет огромное значение. Это крупнейший и, вероятно, самый важный город Турции, более важный, чем столица Анкара. Да, в ней расположены основные политические институты, но экономический, культурный и символический центр Турции – это Стамбул. Восхождение Эрдогана началось в Стамбуле, где он был избран мэром в 1994 году; он стал первым из череды мэров-исламистов, которые контролировали город в течение четверти века, до прихода Имамоглу.

Что касается национального результата НРП, то этому есть много объяснений. Новый лидер НРП Озгюр Озель – гораздо более молодой политик (50 лет) и, похоже, лучше ориентируется в реалиях современной Турции, чем его предшественник Кемаль Кылычдароглу (76 лет). Он организовал партию для решения трудных задач, включая избирательную кампанию и подсчет голосов. Он был очень активен во всех видах СМИ и открыто объяснял решения, предлагаемые НРП и ее кандидатами для выхода из нескончаемого кризиса, порожденного нынешним режимом в Анкаре. Добавьте к этому разумный выбор кандидатов в мэры, во главе с чемпионами Экремом Имамоглу в Стамбуле и Мансуром Явашем в Анкаре. Добавьте к этому слабые результаты правящего лагеря во главе с его кандидатами и теми, кто отвечает за избирательную стратегию. Если оппозиция была слаба под руководством Кылычдароглу на президентских и парламентских выборах весной 2023 года, то бином Эрдоган-ПСР разочаровал своих сторонников 31 марта 2024 года.

Эрдоган признает поражение ПСР и намекает, что готовится отказаться от власти. Его подчиненные рискуют поплатиться за злоупотребления режима

И вот теперь, заглядывая в будущее, недавние неожиданные заявления лидера в Анкаре начинают приобретать особый смысл. Выступая перед представителями молодежной ассоциации на конференции в Стамбуле 7 марта, Эрдоган удивил всех, объявив, что местные выборы 31 марта станут для него последними. Хотя это был не первый раз, когда он делал подобные заявления, на этот раз его возраст (70 лет), некоторые новости о проблемах со здоровьем и усталая фигура турецкого лидера придали его словам больший вес. Еще большим шоком стало то, что после объявления предварительных результатов Эрдоган покинул Стамбул, где он готовился приветствовать победу кандидата от ПСР, и быстро отправился в Анкару. Его речь там стала настоящим шоком. Президент заявил толпе сторонников, что он принимает результаты выборов за волю народа, и что он и ПСР проанализируют результаты и будут действовать соответственно, согласно воле народа. Более того, он назвал этот момент «поворотным», знаменующим победу демократии в Турции.

Два вышеупомянутых публичных выступления вполне могут ознаменовать собой поворотный момент в турецкой политике, возможно, с отголосками в регионе. Но до этого еще далеко. Несмотря на то, что в этом году ему исполнилось 70 лет и, похоже, у него действительно есть некоторые проблемы со здоровьем, президенту Эрдогану не стоит так легко сдаваться. Становится все более очевидным, что без него ПСР и его режим в целом не способны добиться заметных результатов на выборах. Более того, решительный отказ от власти предоставит еще больше возможностей для оппозиции, у которой к нынешнему лидеру страны накопилось немало серьезных претензий. Он использовал судебную систему для беспрецедентной в истории страны кампании против оппозиционеров после волнений в мае-июне 2013 года и особенно после неудачной попытки переворота 15-16 июля 2016 года. Политические императивы той кампании были четко выражены, но подписи под обвинительными документами, не подкрепленные достоверными доказательствами в соответствии с турецким законодательством, принадлежали конкретным судьям и прокурорам.

Чрезвычайно важные и во многом ошибочные решения в области экономической и банковской политики, а также внутренней и внешней политики безопасности были приняты не только господином Эрдоганом, но и скреплены подписями людей из его властного окружения. А последствия оказались крайне серьезными, как на внутреннем, так и на внешнем уровне. Последний пример – воскресное участие военных и полицейских в голосовании в преимущественно курдских населенных пунктах на юго-востоке страны, хотя они не имели права голосовать там. Я сразу же подумал о командирах, непосредственно ответственных за подобные незаконные действия. Наверняка они подписывали документы на переброску, транспортные документы и т. д. После окончательного ухода лидера все вышеперечисленные люди, занимающие ответственные посты, окажутся крайне уязвимыми. Смогут ли они самостоятельно выстоять против политической силы, которая последует за нынешним режимом? Возможен ли внутренний конфликт между теми, кто находится у власти сейчас, и теми, кто придет после них, как это уже не раз случалось в истории?

Попытается ли Эрдоган провести «перезагрузку» Турции?

Следует ожидать, что в Анкаре будут активно обсуждаться различные сценарии в связи с этими вопросами. Экономический кризис глубоко затрагивает страну, а судебный кризис способствует снижению внутреннего и внешнего доверия к режиму, который продолжает угрожать независимости центрального банка и не исполняет окончательные решения Конституционного суда и Европейского суда по правам человека. За все это в какой-то момент придется расплачиваться, и я не думаю, что это будет кто-то из верхушки нынешней политической иерархии.

Возможным решением может стать уже опробованный вариант. Желая войти в историю республики как более великий лидер, чем ее отец-основатель Мустафа Кемаль Ататюрк, Реджеп Тайип Эрдоган может попытаться провести «переоснование» – или перезагрузку – государства. Возможно, в этом контексте и надо понимать его неоднократные рассуждения о конституции, которая окончательно аннулировала бы конституцию 1982 года, принятую при военном режиме Кенана Эврена. Как и Кенан Эврен, Эрдоган мог бы получить защиту от турецкого правосудия благодаря специальной статье в новом основном законе.

Проблема в том, что для успеха такого хода новая конституция должна быть демократической. Эрдоган должен быть готов отказаться вместе с ПСР от контроля над государством, который за более чем десятилетие они только укрепили. Перезагрузка должна убедить не только турок, но и международных партнеров Анкары, особенно западных, от которых Эрдоган отдалился по мере углубления его антидемократических замашек. Современный мир не похож на мир времен Эврена. Без выхода на глобальные рынки капитала, технологий и энергоресурсов такая страна, как Турция, не имеет возможности развиваться, чтобы служить «домом» для быстро растущего населения. Экономические и судебные проблемы, а также ухудшение положения с правами граждан уже приводят к ускоренному росту эмиграции на Запад, особенно в страны Европейского союза. Уже ясно, что Турция переживает поворотный момент, как заявил лидер в Анкаре, только пока неясно, что это будет за поворот, и как к нему подойдет великий кормчий последних 22 лет.

EBOOK> Razboi si propaganda: O cronologie a conflictului ruso-ucrainean

EBOOK>Razboiul lui Putin cu lumea libera: Propaganda, dezinformare, fake news

Драгош Матееску

Драгош Матееску




Подпишитесь на нас в Google News

1 минуты чтения
Местные выборы в Польше: уверенность в проевропейском лагере, но и все более активные пророссийские настроения
Местные выборы в Польше: уверенность в проевропейском лагере, но и все более активные пророссийские настроения

Польские консерваторы направляются ко второму поражению за шесть месяцев, на этот раз на местных выборах. Тем временем проевропейцы пытаются перезагрузить систему, а прорусские выступают все активнее.

Михал Кукавский
Михал Кукавский
25 Mar 2024
Путин переизбран. Укрепление диктатуры и «уход» России из Европы
Путин переизбран. Укрепление диктатуры и «уход» России из Европы

Диктатура Путина, возникшая как режим «сильной руки», призванный ускорить структурную модернизацию страны, привела к полному выходу России из Европы и ее прочному закреплению в азиатской политической модели.

Космин Попа
Космин Попа
21 Mar 2024
Конгресс ЕНП в Бухаресте. Что это может означать для ЕС и Румынии
Конгресс ЕНП в Бухаресте. Что это может означать для ЕС и Румынии

Лидеры сильнейшей европейской политической партии встречаются в Бухаресте. Их решения повлияют на будущее ЕС и Румынии, если ЕНП снова победит на выборах в Европарламент.

Юлиан Комэнеску
Юлиан Комэнеску
06 Mar 2024
Иран: аятоллы побеждают на выборах, но режим теряет поддержку
Иран: аятоллы побеждают на выборах, но режим теряет поддержку

Режим в Тегеране одержал одновременно победу и поражение на выборах в законодательные органы власти. Вышли именно те, кого хотели аятоллы, но явка оказалась самой низкой за всю историю исламской республики. Победа свидетельствует о том, что ультраконсерваторы прочно удерживают контроль над Ираном, но низкая явка указывает на потерю народной поддержки режима, который в последние годы подвергается все большим испытаниям.

Кэтэлин Гомбош
Кэтэлин Гомбош
04 Mar 2024