Мнения

Эстония стремится узаконить однополые браки

Tallinn Pride, 11 августа 2007 года
© EPA/VALDA KALNINA   |   Tallinn Pride, 11 августа 2007 года

Немногие эстонские законы вызвали столько споров, как Закон о зарегистрированном партнерстве и, позднее, Закон о семейном праве. Попытки уравнять в правах гетеросексуальные и гомосексуальные пары существуют в Эстонии уже давно, и, похоже, у нынешнего правительства есть шанс наконец-то воплотить эту идею в жизнь.

В постсоветских странах отношение к однополым бракам довольно ледяное, а консервативные убеждения весьма сильны. В случае с Эстонией это усугубляется опасениями за выживание нации: в мире насчитывается около миллиона эстонцев, а рождаемость, как и в других европейских странах, довольно низкая. Неудивительно, что вопрос о семье и рождаемости рассматривается в Эстонии не только в контексте сокращения трудоспособного населения и проблем финансирования пенсионной системы в будущем, но и имеет более глубокое экзистенциальное значение. Что, конечно же, активно используется консервативными партиями.

Прогрессивное, но не функциональное законодательство

Закон о зарегистрированном партнерстве с гендерно-нейтральной формулировкой был принят эстонским парламентом еще в октябре 2014 года, вступил в силу в январе 2016 года и стал первым законом о расширении прав ЛГБТ+ сообщества на постсоветском пространстве. Несмотря на свой новаторский характер, он не разрешал регистрацию однополых браков, но давал однополым партнерам возможность зарегистрировать свои отношения, подписав соответствующий договор.

Теоретически, закон должен был предоставить геям Эстонии те же гражданские права, что и гетеросексуалам. Во-первых, он должен был упростить их отношения в плане имущества, включая вопросы наследования, хотя по закону один из партнеров не наследует имущество автоматически после смерти другого.

Закон также позволял делегировать право принимать медицинские решения, давал право претендовать на социальные пособия и даже предусматривал, что один из партнеров может усыновить ребенка другого (но все же не позволял однополым парам усыновлять, например, ребенка из детского дома).

На практике ничего этого не произошло. Дело в том, что закон не может работать без нормативной базы, описывающей его применение в конкретных повседневных ситуациях. Нормативная база так и не была принята из-за отсутствия голосов в парламенте, смены власти в стране и противодействия представителей консервативных партий, в том числе, например, министра юстиции из партии «Исамаа» Урмаса Рейнсалу. В результате за все это время закон, принятый почти десять лет назад, так и не достиг своих целей. Более того, неоднократно предпринимались попытки признать закон недействительным, но каждый раз они проваливались в парламенте.

В этом году ситуация с правами ЛГБТ+ может кардинально измениться. Впервые за много лет у власти находится самое либеральное правительство. Поскольку правящая коалиция имеет прочное большинство в парламенте, у нее есть историческая возможность принять практически любой закон, не обращая внимания на консерваторов. Одним из таких законов, безусловно, является Закон о семейном праве.

Сначала было не очень понятно, поддержит ли партия премьер-министра этот закон, поскольку некоторые депутаты предпочли бы принять правила реализации предыдущего закона и выступали против изменения юридического понятия брака как такового. Однако оба партнера по коалиции, социал-демократы и «Эстония 200», поддержали новый закон, согласно которому брак заключается не между мужчиной и женщиной, а между двумя взрослыми людьми.

Опросы общественного мнения показывают, что более половины населения Эстонии готовы поддержать однополые браки - так утверждает традиционно более левая компания социологических исследований «Turu-Uuringud». В начале апреля она провела опрос по заказу Министерства социальных дел при поддержке Эстонского центра по правам человека. Нынешняя поддержка в 53% свидетельствует о тенденции к росту, что на 6 процентных пунктов больше, чем два года назад. В 2012 году 60% респондентов были против однополых браков в Эстонии.

По словам Лийса Грюнберга, проводившего опрос, рост поддержки в значительной степени связан с изменением позиции среди неэстонского (в основном русскоязычного) населения. Среди них доля поддерживающих брачное равноправие за последние годы выросла с 22% до 40%. Наибольшую поддержку однополым бракам оказывают молодые люди: 75% тех, кому еще нет тридцати лет, выступают «за». По мнению социологов, это является четким сигналом для политических партий, которые хотят обеспечить себе успех в будущем. 

Борьба в парламенте и СМИ

Несмотря на протесты многих консерваторов, включая представителей трех оппозиционных партий, лидеров общественного мнения и представителей различных религиозных конфессий, в середине мая правительство одобрило законопроект о внесении изменений в Закон о семейном праве и другие законы с целью законодательного закрепления брачного равноправия и внедрения Закона о зарегистрированном партнерстве.

«Пришло время обеспечить равные права для всех жителей Эстонии. Общество не меняется в одночасье, но с такими изменениями в правовом пространстве - техническими изменениями, несущими большой символический заряд - число людей, чьи голоса звучат враждебно, несомненно, уменьшится. Законы дают нам основу и влияют на наше отношение, и принятие правил реализации и легализация браков на равных принципах - это важный шаг вперед в создании чувства безопасности и обеспечении равных прав для всех», - сказала министр социальной защиты Сигне Риисало.

Перед парламентскими дебатами против нового закона выступили не только представители местной консервативной интеллигенции, но и бывшие политики, включая бывшего президента Арнольда Рюйтеля и бывшего премьер-министра Марта Лаара, которые заявили, что радикальное изменение семейного законодательства без общественного обсуждения неприемлемо. Почти сразу же 600 общественных деятелей и лидеров общественного мнения, включая двух бывших президентов Эстонии, Тоомаса Хендрика Ильвеса и Керсти Кальюлайд, подписали открытое письмо в поддержку легализации однополых браков.

«Я нашла это письмо в своем почтовом ящике. Читаешь его и понимаешь, что оно уместно, написано в мирных выражениях и легко подписывается. Вероятно, его прислали мне, потому что я недавно говорила о сексуальной этике», - объясняет Ольга Герасименко, преподаватель сексуального воспитания и член правления Эстонского союза сексуального здоровья, одна из первых, кто подписал обращение в поддержку однополых браков.

По ее словам, нормативная база Закона о зарегистрированном партнерстве уже частично уменьшит существующее неравенство, но новый закон является гораздо лучшим решением по той простой причине, что он предлагает удобный пакет прав для людей, желающих скрепить свои судьбы, и людям больше не придется заниматься этими процессами по отдельности. Среди прочего новый закон направлен на то, чтобы дать однополым супругам право оставить наследство и усыновить ребенка. «Сейчас это довольно сложные процессы, и принятие имплементационных норм не сильно их упрощает», - говорит Ольга Герасименко.

В конце мая закон прошел первое чтение, но оппозиционные партии пытаются саботировать процесс, выдвигая более 700 поправок. Большинство из них были внесены ультраконсервативной партией EKRE.

«Существует оппозиция, и такой простой и естественный шаг со стороны правительства, направленный на обеспечение равных прав граждан, встречает сопротивление. Есть те, кто говорит, что это меняет концепцию брака и отнимает что-то у женатых. Все это - уколы микроагрессии, а иногда и настоящей агрессии по отношению к людям, права которых наше государство пытается защитить. Я бы хотела, чтобы в дополнение к действиям правительства была какая-то общественная дискуссия и прогрессивные голоса», - объясняет Ольга Герасименко.

Нет референдуму

Консерваторы в своих публичных выступлениях постоянно говорят о том, что новый закон о семейном праве поляризует общество, и неоднократно призывали к проведению референдума о легализации однополых браков. Сторонники либерального подхода считают подобные призывы бесчеловечными. По словам Герасименко, это все равно, что провести референдум о финансировании дорогостоящего лечения редких заболеваний.

«На их лечение обычно требуется много денег, но мы же не решаем на референдуме, лечить эти болезни или нет.  Почему? Потому что те, кого это не касается напрямую, не должны принимать такие решения за тех, кого это касается. Когда мы говорим: давайте не будем расстраивать консерваторов, давайте не будем поляризовать общество, мы делаем почти то же самое2, - говорит она.

В качестве примера Герасименко приводит то, что происходит сейчас с однополыми партнерами во время войны в Украине: «Существует проблема стандартов, когда один из однополых партнеров погибает в бою, а его тело не могут передать партнеру, потому что нет юридических оснований». Не говоря уже о том, что существуют и экономические аргументы в пользу легализации: в целом, в странах, где однополые браки легализованы, уровень общего благосостояния выше, чем в тех, где брачное равенство независимо от пола воспринимается агрессивно.

По ее мнению, в эстонском обществе существует базовая толерантность. «Есть, например, люди, которые открыто говорят об однополом усыновлении. Есть люди, которые говорят о небинарном гендере; в целом это принимается обществом, и это очень хорошо. Даже без правил реализации, такого рода партнерство важно для многих людей. С другой стороны, в плане толерантности предстоит пройти долгий путь», - отмечает она.

10 июня в Таллинне прошел гей-парад, в котором приняли участие политики из правящей коалиции, включая министров. Министр образования Кристина Каллас, которая прошла с представителями ЛГБТ+ по старому городу, поздравила партию «Исамаа» с избранием нового лидера: «В Эстонии есть место для современного консервативного мировоззрения, которое было бы интересно и поколениям нынешнего века. Для этого было бы разумно поддержать равенство брака, как это давно делают современные консервативные партии в Европе».

Битвы в парламенте, СМИ и социальных сетях продолжаются. Новый закон должен вступить в силу 1 января 2024 года.

EBOOK> Razboi si propaganda: O cronologie a conflictului ruso-ucrainean

EBOOK>Razboiul lui Putin cu lumea libera: Propaganda, dezinformare, fake news

Олеся Лагашина

Олеся Лагашина




Подпишитесь на нас в Google News

1 минуты чтения
Румыния вынуждена вооружаться, но не может рассчитывать на отечественных производителей
Румыния вынуждена вооружаться, но не может рассчитывать на отечественных производителей

Агрессивность России вынуждает страны НАТО модернизировать свои арсеналы и оборонную промышленность. Румыния имеет большие потребности, но отечественные производители не способны обеспечить ее техникой на уровне XXI века.

Виктор Сэмэртинян
Виктор Сэмэртинян
13 Jun 2024
Почему Румыния должна занять более жесткую позицию в вопросе о румынском Золотом запасе
Почему Румыния должна занять более жесткую позицию в вопросе о румынском Золотом запасе

Исторические аргументы и доказательства по поводу Золотого запаса бесполезны в отношении России, которая не соблюдает свои международные обязательства. Румыния должна подойти к вопросу о Золотом запасе через призму войны в Украине.

Космин Попа
Космин Попа
11 Jun 2024
Нетаньяху, оказавшийся между риском изоляции Израиля и спасением его политического будущего
Нетаньяху, оказавшийся между риском изоляции Израиля и спасением его политического будущего

За восемь месяцев войны Израиль так и не смог достичь своих целей в Газе, и международное давление на него усиливается. Премьер-министр Нетаньяху рискует своим политическим будущим, как соглашаясь на мир, так и продолжая войну. Но мир может устранить риск изоляции Израиля.

Иоана Думитреску
Иоана Думитреску
07 Jun 2024
Шпионы и агенты влияния в энергетической отрасли Румынии
Шпионы и агенты влияния в энергетической отрасли Румынии

Румыния могла бы стать энергетической силой в ЕС. Политизация, коррупция и гибридные действия России сделали ее энергетическую отрасль уязвимой.

Космин Габриэль Пэкурару
Космин Габриэль Пэкурару
04 Jun 2024